Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки

Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки. Над ним высилась тяжелая каменная громада Главного управления манчестерской полиции, Олд‑Траффорд. Проходя под низким потолком, Джанк чувствовал каждую песчинку в каждом камне, нависающем над его головой. Детектив Хейвес неотступно следовал за ним, идя с левой стороны, а детектив Мейхью шел справа мимо аккуратного ряда полицейских «пежо‑30», припаркованных носами к стене.

У освещенного входа собралась толпа копов — они глазели на приземистый синевато‑серый автофургон с кабелями, протянутыми из открытых дверей, и антенной, закрепленной на крыше.

— Смотри‑ка, — кивнул детектив Мейхью, — должно быть, Би‑би‑си.

Детектив Хейвес осведомился у копов Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки, телевидение это или радио. Никто из них не знал.

По дороге в участок детективы представились Джанку и спросили про Эстеллу. Джанк сказал, что не знает ее. Она какая‑то бразильская туристка? Детектив Мейхью сокрушался, что им не удалось найти ее по тому адресу, что она им дала.

— И вы решили найти меня вместо нее?

Хейвес объяснил, что это оказалось проще простого: им сообщили по рации, что мистер Джон Ки в баре на Хаудэм‑стрит. Наблюдение больше не понадобится — ни на квартире, ни на работе.

— Значит, у вас были на меня исчерпывающие данные? — полюбопытствовал Джанк.

— Мы это называем по Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки‑другому, — ответил Мейхью. — Просто на тот момент вы были нашим приоритетом.

Теперь «приоритетом» Хейвеса и Мейхью стало освобождение застрявшего фургона Би‑би‑си. Они влились в толпу копов, обмозговывавших, как это сделать. Обоих тут же угостили кофе в полистироловых чашках. Откуда‑то появился старший инспектор уголовной полиции с серым лицом и желтыми волосами и повел Джанка в комнату для допросов. Инспектор удивил его, спросив, не заметил ли Джанк за углом другой фургон. Джанк взглянул в окно и действительно увидел старый фургон поменьше застрявшего.

— Там завтракают телевизионщики, успевшие раньше. Должен сказать, не очень‑то они ловкие — сбили спутниковую антенну, когда заезжали Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки на парковку. Я слышал, они все еще ищут слесаря‑ремонтника.

Джанк буркнул в ответ «ну да» или что‑то в этом роде. Вряд ли сейчас стоило высказываться определеннее. Джанк хорошо знал инспектора уголовной полиции Грина.

— Вы ведь кое‑что смыслите в телевизионной технике, не так ли, мистер Ки? Не поможете им? После того, как закончите помогать нам с нашим расследованием.

Джанк кивнул. Да. Возможно.

Взгляд инспектора Грина вернулся к телевизионщикам.

— Знаете, это был какой‑то чертов нон‑стоп, начиная с полуночи. Сначала парень, которого пристрелили в вашем клубе. Потом открыли стрельбу по пакистанскому ресторану. Настоящий кошмар. За последние десять Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки часов мне пришлось написать пять разных пресс‑релизов. Два я уже выбросил — они устарели. Другие сохранил, потому что в техническом отделе забыли послать копии начальнику полиции, а раз он не видел эти, значит, не видел и те. Мы созвали пресс‑конференцию, и она длилась минут десять. У меня пока нет никаких идей насчет того, кому предъявить счет.



Джанк почти не слушал. Но он мог себе представить, что это за «технический отдел».

— Похоже, вы совсем замотались, мистер Грин. А с делом‑то продвинулись?

— Да, мы выяснили, что парень из «Грэйвити» был транссексуалом. В его желудке обнаружено гормональное лекарство, которое прописывается после операции Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки по смене пола. — Инспектор уголовной полиции Грин читал по бумажке, прикнопленной к столу.

— Вот это новость! — удивился Джанк.

— Это оказалось новостью и для его родителей. Мать была совершенно огорошена. Честно говоря, нам просто повезло. Обычно результатов вскрытия приходится ждать дольше. Но доктор, когда вскрыл парня, обнаружил большое количество непереваренных таблеток в его желудке. Должно быть, принял прямо перед смертью. Результаты вскрытия пригодились — мы смогли сузить рамки поисков. Конечно, никто не слышал выстрела, но в таких местах чертовски громко играет музыка. Как вам известно.

Джанк посмотрел в лицо инспектору Грину. Значит, легавый, стараясь оставаться незамеченным, поджидал его Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки на парковке. Папка с досье на Джанка уже была у него в руках.

— Вы давно работаете в клубах, не так ли, мистер Ки? Ваша криминальная биография началась в пятнадцать лет. Вы прошли, так сказать, ускоренный курс. Хотя в последние десять лет, похоже, притормозили. Мы не добыли никакой новой информации, а раньше вас обвиняли главным образом за хранение амфетамина.

— Я был просто активным потребителем.

— Не стройте из себя невинного младенца. Вы были сущим Билли Ловкачом[28]. Почитав ваше досье, я много чего вспомнил. Я тогда только начинал работать в Манчестере. Мы получили наводку и устроили облаву в Рочдейле — думали обнаружить амфетами‑новый склад Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки всей Европы, а нашли лишь жалкие остатки. Мы тогда очень старались и более чем настойчиво обрабатывали вас, но так ничего и не выяснили.

— У меня имелись кое‑какие подозрения — я знал больше, чем говорил. Если бы я тогда о них рассказал, вы бы решили, что вам известно, где искать. Но если бы я промахнулся, то оказался бы в полном дерьме.

— Да, давно это было. Некоторые из копов тогда, в семидесятых, выглядели настоящими суперменами. Вы, наверное, восхищались ими — ведь они были абсолютными подонками. В молодости мне это тоже нравилось — такое чувство, будто живешь в американском фильме.

У Джанка Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки не было в то время желания восхищаться ими.

Инспектор Грин перевернул страницу:

— Ладно, тогда вам все сошло с рук. Никакого тюремного срока — психиатрическая экспертиза, и только. Врачи решили, что вы слишком нестабильны, чтобы давать показания. Психиатры заявили — я читал диагноз, — что у вас серьезные проблемы.

Джанк тот период помнил смутно.

— И вы по‑прежнему работаете на Джона Берджиса — мы, кстати, считаем, что этот парень и тогда был главным.

— Сейчас он чист, — сказал Джанк.

— Не утруждайте себя. Было и прошло. Я даже уверен, что он сбит с толку убийством в собственном клубе. Оно может подмочить его безупречную репутацию.

«Когда это Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки кончится?!» — с тоской подумал Джанк.

— Не рассчитываю, что вы знаете, как нам связаться с мисс Эстеллой Сантос. Парочка моих парней с раннего утра караулила у ее дома — впустую. Под наблюдение взяты аэропорт, вокзал и все прочее. Вы не поверите, какое количество сил мы задействовали. Энергичная женщина, даже слишком. Но мы вызовем подкрепление. Вот единственное отличие сегодняшнего времени. Теперь каждый второй встречный — полицейский. Клянусь, нас миллионы. Легко понять, почему полицейские были в прежние времена такими ублюдками: они выматывались до рвоты и большей частью плохо кончали — их или выгоняли, или отправляли на пенсию. Можете смеяться, но я скажу: нам следовало посылать на психиатрическую Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки экспертизу их, а не вас.

Инспектор уголовной полиции Грин имел репутацию ретрограда. Он был бы к месту в полиции тех лет, когда Джанка всякий раз зверски избивали, забирая после облавы. Джанк снова, как наяву, почувствовал резиново‑металлический вкус шлангов и сладковатый привкус собственной крови.

— Эта бразильская птичка — чертова загадка. На вид паспорт у нее настоящий, но принадлежит он мужчине. Мы не сразу обратили на это внимание. В известном смысле бюрократизм есть благо: бумаги мисс Сантос проверялись так много раз, что кто‑то все‑таки заметил эту тендерную аномалию. Так вы полагаете, что Джон К.акстон не транссексуал Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки? И что он принял таблетки мисс Сантос — наверное, по ошибке? Думаю, нужно позвонить его матери и объяснить, что сумасшедшим ее сын не был.

Джанка препроводили в другую комнату: инспектор Грин решил записывать на магнитофон все, что мистеру Джону Ки угодно будет рассказать в ходе расследования.

— Мы заботимся о ваших правах — все записывается и хранится в отпечатанном виде в трех экземплярах. Кстати говоря, ответственность за каждый подписанный вами документ, содержащий заведомо ложные сведения, весьма и весьма серьезна. Думаю, мы оба согласны, что это чертовски полезная процедура, если она защищает ваши гражданские свободы, мистер Ки.

Джанк взглянул на стену за головой инспектора Грина, словно Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки рассчитывал, что рисунок трещин поможет ему выбрать тактику. Младший партнер инспектора Грина, на которого Джанк не обратил внимания, вставил чистую кассету в магнитофон и нажал на кнопку «запись». Пленка крутилась уже минут пять, но вопросов никто не задавал. Инспектор Грин молча тасовал пачку компьютерных распечаток, наконец он поднял глаза и произнес:

— Нам нужны некоторые объяснения. — Он вынул из папки первую страницу. — Это досье Берджиса — бизнесмена и владельца клубов. Показания, основанные на слухах… Строго говоря, в суде от них толку мало. Но мне любая информация пригодится. Ходили слухи, будто успех Берджиса наполовину связан с тем, что он отмывал в Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки своих клубах «грязные» деньги. Напоминаю — только слухи. Его крышевала группа так называемых бизнесменов — я бы назвал их бывшими каторжниками, огарками и мразью. Как гласит молва, где‑то в середине семидесятых деньги приходили от наркотиков. По большей части — они принадлежали самому Берджису. Кое‑кто утверждал, что он самый крупный поставщик амфетамина на северо‑востоке Манчестера. Хорошо, что сейчас появились таблетки и порошки помоднее, не так ли, мистер Ки?

Джанк попытался изобразить невозмутимость, вернее, полное отсутствие любых эмоций — на тот случай, если легавые воспримут его поведение как наглость.

Но инспектор Грин просто сделал паузу.

— После того как те парни вышли из Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки Дела, — Джон Берджис отказался сотрудничать и стал работать один, — он столкнулся с трудностями, но справился, наняв шайку чернокожих бандитов. Даже платил им зарплату. Особенно высоко он ценил белого парня по имени Бернард Чедвик и негра Майкла Кросса, которого переманил с «Киппакса» «Манчестер Сити», где у того была репутация футбольного хулигана.

Снова повисла пауза. Джанк подумал, не следует ли ему сказать что‑то, открыл было рот, но инспектор Грин пресек его попытку:

— Не напрягайтесь, мистер Ки. Я всего лишь предаюсь воспоминаниям, болтаю по‑стариковски. — Инспектор похлопал ладонью по бумагам. — На чем я остановился? Да. К тому времени, когда Берджис стал Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки открывать легальные ночные клубы, у него уже был надежный бизнес: производство особого вида амфетамина, дающего наиболее быстрый «приход». Защищали бизнес и распространяли наркоту черные футбольные хулиганы и вышеупомянутый придурковатый Бернард Чедвик. Мы провели несколько полицейских операций, но не нашли достаточно доказательств, чтобы привлечь Джона Берджиса. Так, мелкие нарушения законов о лицензировании. Хотя…

Инспектор Грин начал водить коротким пальцем по бумаге, ища нужную строчку.

— …вы, кажется, находились некоторое время в предварительном заключении, но получили условный приговор.

— Ну да, — на всякий случай подтвердил Джанк.

— А другой партнер Берджиса — мистер Пол Сорел — ухитрился исчезнуть, после того как его дело передали в суд Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки. Незачем все время открывать и закрывать рот, мистер Ки, я скажу, когда захочу послушать вас. А пока еще немного поболтаю. Кстати, я не слишком доверяю тем, кто спешит с показаниями.

Пошли дальше. Итак, Пол Сорел. Он должен был предстать перед судом по обвинению в торговле наркотиками — ну точь‑в‑точь как вы. На него было больше улик. Вас взяли с пятнадцатью граммами, Пола Сорела арестовали с шестьюдесятью, тысячами фунтов, и он не сумел отчитаться ни за один пенни.

Насколько я помню, мы предложили ему договор: Пол Сорел должен был признать, что эти деньги принадлежат Берджису и он собирается отмыть их Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки через один из своих ночных клубов. Но Сорел — этот мерзкий педрила‑трансвестит — оказался крепким орешком.

Инспектор Грин помолчал.

— Как вам последняя фразочка, сержант? Вы должны быть предельно внимательны к формулировкам, но, поскольку ни одно из моих слов до суда не дойдет, я могу не беспокоиться о безупречной репутации стража закона.

Пошли дальше. Пол Сорел — злобный гомик, гордящийся своими извращениями, и слишком большой хитрец для негра. Это вкратце. А потом фея‑давалка упорхнула. Теперь вопрос, мистер Ки: Джон Берджис радовался или был расстроен, когда исчез Пол Сорел?

Джанк не хотел отвечать. У него сорвалось:

— Без комментариев.

— Бросьте! Джон Берджис знал Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки Пола Сорела? На этот вопрос, надеюсь, вы можете ответить?

— Да, знал. Пол, как и я, работал во всех клубах Берджиса.

— В качестве кого?

— Бар, раздевалки, на входе… все что придется.

— Счета?

— Без комментариев. Я хочу сказать, что мне слишком мало известно, чтобы комментировать. Я делал техническую работу, был виджеем. Но к администрации отношения не имел.

— А Пол Сорел?

— Без комментариев. Ладно, наверное, можно назвать его младшим менеджером.

— Итак, он довольно успешно сотрудничал с Джоном Берджисом. Следующий вопрос. Джон Берджис обрадовался побегу Пола Сорела из предварительного заключения в Риели или его это расстроило?

— Почем я знаю? Думаю, обрадовался.

— Почему? Потому Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки что Пол Сорел не дал против него показаний?

— Нет, потому что Пол был его другом и ему больше не приходилось терпеть ужасы Риели.

— Так они были друзьями? Значит, Джон Берджис расстроился, когда потерял друга? Я нарисую вам картинку: у Джона Берджиса был закадычный друг, лучший из всех, с кем его свела жизнь, и вот Пол Сорел пропал, а Берджис безутешен, льет слезы, утираясь носовыми платками, надушенными лавандой. Что скажете?

— Без комментариев.

— Берджис был убит горем?

— Черт, да почем я знаю? Я не духовник Берджиса. И вообще, какое это имеет отношение к прошлой ночи? В клубе убили Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки парня, вот и все. А вы спрашиваете про то, что случилось двенадцать лет назад.

Джанк ощущал дискомфорт: пластиковое сиденье даже через брюки натирало худую задницу. Да еще эта паутина трещин на крашеной поверхности стен и мучительно медленное шипение магнитофона, прокручивающего пленку. Джанк вроде бы не спал, но обычные вещи воспринимались так, будто все происходило во сне. Если бы сейчас были старые времена, если бы это были семидесятые, инспектор Грин уже избил бы его до бесчувствия. Лучше или хуже? Хуже. Конечно хуже. Перебирая в уме варианты, Джанк вдруг с удивлением понял, насколько часто ему приходилось делать выбор, и он выбирал, как полный Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки псих. «Поберегись, Джанк, — одернул он себя, — так и до беды недалеко! Ну‑ка, мистер Джанк, вопрос на десять тысяч баксов: что вы предпочтете — отправиться в отпуск или сунуть руку в агрегат для утилизации отходов?»

— Мистер Ки, Джон Ки! Вы слышите?

— Да. То есть нет. Вот черт, который час, инспектор? — Джанк не без труда вернулся мыслями в реальность.

— Соберитесь, Джанк. — Инспектор Грин впервые так назвал его.

— Да, я слушаю.

— Убийства или раскрываются по горячим следам — или следы остывают. Но это дело мы хотим довести до конца. Пока известно одно — пуля в пистолете была нестандартная. Мы находим труп парня, у которого в Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки желудке такое количество эстрогена, что его хватило бы на превращение быка в молочную голландскую корову. А владелец клуба, где произошло это убийство, — весьма сомнительный тип. Вышеозначенный мистер Джон Берджис. Преуспевающий почтенный бизнесмен — просто пример для подражания. Его стараниями Манчестер вполне мог бы оказаться в выгребной яме, вырытой собственными руками, — как когда‑то сказал один великий человек, — но в этом деле мистер Джон Берджис не преуспел. Далее. Мисс Эстелла Сантос — имя скорее всего не настоящее — как сквозь землю провалилась, так что я получил ордер на обыск, и к десяти часам сегодняшнего утра мы перевернули вверх дном его Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки‑ее квартиру. Был найден использованный презерватив, который выбросили в мусоросборник на кухне — знаете, такой — с герметичной откидной крышкой, грязное, доложу вам, занятие. Эксперты взялись за дело — лаборатория стоит дороговато, зато работает эффективно — и в два счета идентифицировали сперму в вышеупомянутом презервативе как принадлежащую нашему покойнику. Круг замкнулся.

— Мне ничего об этом не известно, — сказал Джанк. — Если Йен, то есть Джон Какстон, был с этой Сантос, говорите с ней. Я ничем не могу вам помочь, я ее не знаю.

— Но вы знаете Джона Берджиса. Вы знаете его, как никто другой. И к тому же вы знаете этого парня — Какстона, или Йена Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки, как вы только что его назвали. И для вас не секрет, что Йен работал на Берджиса в его турагентстве. Опросив половину всех манчестерских чудиков, мы выяснили, что Йен успешно продвигался к намеченной цели — стать полным дебилом. Тем не менее Берджис дает ему работу. И не просто работу, а весьма завидную, с кучей привилегий, таких, как оплачиваемый отпуск и сногсшибательные авиаперелеты. Почему? Питал ли Берджис особую нежность к нашему убиенному? Расскажите мне.

Потом мы установили, что у этого Йена были проблемы с сексуальной самоидентификацией. Ему нравилось спать с мужчинами — ну, или с мужчинами‑одетыми‑как‑женщины. Грязная, неразборчивая в сексуальных Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки связях маленькая компания, похоже, на том и держалась. Вот как, мне кажется, обстояло дело.

Джанк рискнул напомнить о себе:

— Я должен все это слушать?

— Нет. Все, что вы должны — если вам надоело слушать мои воспоминания и умозрительные теории, — это начать говорить. Но природа не терпит пустоты, так что скажете еще раз «без комментариев», и я продолжу свой монолог. И хочу заметить, дружок

Джанк, — инспектор Грин наклонился вперед, — я ведь только начал. Вы рядом с Берджисом с пятнадцати лет. Вы и Пол Сорел были по‑настоящему близки с ним, он, можно сказать, был вашим наставником, почти отцом. И Джон Какстон Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки тоже протеже Берджиса, но теперь он мертв. Вы знали этого парня — Йена — очень хорошо, настолько хорошо, что позволяли ему ошиваться на вашем рабочем месте в «Грэйвити». И крутили ему свои видеозаписи. Да, я уверен — вы были очень близко знакомы.

Инспектор Грин сделал паузу, словно внезапно что‑то вспомнил.

— Кстати: все ваши пленки, которые нам удалось найти в клубе и в вашем доме в Халми, конфискованы. Мы вот тут беседуем, а люди из отдела нравов наслаждаются, так сказать.

Джанк мысленно квалифицировал это деяние как несанкционированное вторжение и незаконную конфискацию, но не стал перебивать инспектора.

— Однако вернемся к нашему расследованию. Мне Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки кажется, что только вы связываете Берджиса с этим парнем, Йеном. Давайте, расскажите что‑нибудь, чтобы я поверил, что вы не поставляли Берджису малолеток, после того как сами подурнели, а Пол Сорел сбежал?

— Пол вернулся, — сдался Джанк. — Пол и есть та бразильянка. — Он перестал колебаться и добавил: — Его попросил об этом Берджис.


documentauomuov.html
documentauonbzd.html
documentauonjjl.html
documentauonqtt.html
documentauonyeb.html
Документ Глава пятнадцатая. Джанк выбрался из полицейской машины на неровный пол подземной стоянки